Не хлебом единым

 

Про плохое писать всегда легче, чем про хорошее. Причем не в плане журналистики либо авторского стиля, нет.  Тут дело в психологии. Когда у человека есть возможность что-либо или кого-либо изобличить, раскрыть, обезвредить, он машинально начинает чувствовать себя этаким благородным рыцарем в латунных доспехах, который выполняет миссию по спасению человечества. И не важно, что после этого случится потом с изобличаемым объектом. Ведь правы то именно мы, а он плохой, он – зло. И совесть спит. И совесть совершенно уверена, что все нормально. А вот как ведет себя наша совесть, когда мы вынуждены писать про хорошее?.. Когда ты понимаешь, что вот оно, чудо, которое делает мир ярче, а ты, значит, никакой и не рыцарь, а так, просто сторонний наблюдатель, да еще и крайне посредственный. Совсем по-другому.

 

К чему это я веду? А вот хочу я, например, написать про искусство. Очень хочу, прям руки чешутся. А как писать то? Про хороших людей, тех, которые говорят, что в искусстве понимают, и оно – радость жизни нашей, или про тех, кто знать не знает, кто такие малые голландцы и прерафаэлиты и имеет наглости заявлять, что он этого незнания его жизнь не рухнула и не перевернулась, да и что он еще и вполне счастлив. Что же, наш последний счастливчик – он плохой, оказывается? Вот мне кажется, что не плохой. Нет у меня желания быть изобличителем, когда мы говорим об искусстве, нет желания и про хорошее писать.

 

Наверное, дочитав до этого момента, половина эстетов уже отодвинулась от статьи с возгласами «фииии» и твердым убеждением, что автор этой статьи – неуч, ни разу в жизни не побывавший в Третьяковской галерее. Так вот, в целях ознакомительной биографии, все же скажу, что ваш автор не только бывал в Третьяковке почти каждый выходные, так еще и закончил с отличием Художественную школу и имеет красный диплом, и являлся крайне внимательным студентом на курсах по истории искусств. И, поверьте мне, эти знания, которые я получала в течение одиннадцати лет, позволяют мне сказать, что очертя голову бросаются по музеям с криками и пеной у орта только те, кому искусство, уж простите за грубость, просто по барабану. Цель таковых людей – показать окружающим, что они выше остальных, что вот они видели новую картину, привезенную откуда-то с задворок Парижа, а вот вы не видели.

 

Цель таких людей – за счет искусства возвысить себя в глазах других. И вы не ошибетесь, когда будете слушать такого человека – это интонация выдает его с головой. Мне вспоминается один случай, когда моя подруга, которая уже заканчивает Строгановку и работает дизайнером, однажды прибежала ко мне чуть ли не в слезах, принялась бегать по квартире (будучи страшных холериком) и что-то кричать про свою любовь к искусству, наше отсталое поколение и зарю мировой культуры. Немного позже, выпив чашку чая, мне наконец объяснили, что же случилось. Оказывается, ходила она со своими друзьями, не художниками, на новую выставку на Винзаводе. Сейчас уже не вспомню, что за стиль был представлен на выставке, но все выходили довольные, так как и атмосфера была создана нужная, да и работы правда были талантливые. Уже идя к метро, все весело обсуждали свои эмоции, предвкушая вкусный ужин, когда моя подруга спросила у девушки, которая полчала, понравилось ли ей. На что услышала роковой ответ:

 

- Ну, выставку как но не особо заметила… Зато там такой мальчик был!

 

На следующий день эта девочка всем рассказывала, что они были на выставке и, как никто другой, получили духовное и моральное обогащение. Думаю, можно ничего не прибавлять.

 

В какой момент эпохи искусство перестало быть уважаемой частью нашей жизни? Времена Леонардо и Микеланджело, потом Рубенс, Рембрандт, эпоха передвижников и импрессионистов… И все за что-то боролись, чего то хотели. Одни – увековечить красоту, другие – изменить своим искусством наши жизни. И всегда была вера, несгибаемая. Люди верили им, а они верили в себя. Без этой веры людей в силу искусства до нас бы не дошла живопись, музыкальные произведения, танцы. Это то, что ценилось, в разных формах, но всеми. И, как мне представляется, важна была суть. Вот чего нам так не хватает в жизни! Мы научились слишком быстро и слишком в большом объеме улавливать, отслеживать и фильтровать информацию. А искусство такого не любит. Даже самый быстрый танец предполагает увлечение только этим танцем, он – один, и нет для него «было» или «будет». Музыка бесценна именно в минуту игры, а наслаждения от полотна художника бесценно.  Но сегодня:

 

-Где ты был?

 

-На крутой современной выставке!

 

-А что ты там видел?

 

-Картины.

 

-И как тебе?

 

-А что с ними? Картины как картины.

 

И все больше и больше таких крайностей. Либо человек видел картину, либо человек видел бесподобное произведение искусства, которое перевернуло его жизнь, было наполнено сакральным смыслом и прочие и прочие определения, которые вполне могли быть взяты из «Ораторского искусства и оказания влияния на деловых партнеров» Карнеги. А такие крайности не могут вызвать ничего, кроме бессилия, как равно бессильны молчание и крик. Лучшего всего для людей – это уверенный, спокойный голос. Так не получается ли, что для жизни и развития искусства лучше всего видеть в нем просто красоту?


Работа на конкурс статей "Промо лето 2013"
Автор: Вита Тимофеева

Еще почитать:

 

Приз 10 000р! Конкурс статей "Промо Лето 2013"

 

Любимое дело

Каждому из нас хочется заниматься любимым делом. Но, к сожалению, не у каждого есть такая возможность.

 

Свободный танец для угнетенного сознания

Танец по своей сути - свободные движения. Оказывается, это верно, но не совсем

 

Продвижение сайта в социальных сетях.

Социальное продвижение: ищем клиентов в социальных сетях и делаем их лояльными

 

Остались вопросы? Получите бесплатный совет от профессионалов: